newsrbc.ru

Курсы: 73.55 руб (-0.25)89.25 руб (-0.39)
Погода: Пасмурно Ночью в Москве: -17 °C..-19 °C

Установите приложение newsrbc.ru на Андроид!


Наш сайт NewsRbc.ru заблокировали на территории РФ. Новый сайт NewsRk.ru

Генерал ФСБ: «Нас ждут непростые времена»

Генерал ФСБ — о том, почему в России стало больше обвинений в терроризме и госизмене

Финал 2020 года среди прочего запомнился дерзким преступлением в Чечне: 28 декабря в Грозном двое террористов с ножами напали на сотрудников полиции. Один полицейский погиб, нападавшие были уничтожены. Подобных инцидентов в минувшем году оказалось больше обычного. По данным МВД, число террористических преступлений в России выросло более чем на треть. Судя по всему, активизировались не только террористы, о чем свидетельствует рост количества дел о госизмене. С какими врагами сражались российские спецслужбы в 2020-м и какие вызовы предстоят нашей стране в новом году, «Ленте.ру» рассказал генерал-майор Федеральной службы безопасности (ФСБ) в запасе Александр Михайлов.

«Лента.ру:» В 2020 году в России стало существенно больше террористических преступлений. В чем причины?

Александр Михайлов: Во-первых, МВД отчитывается по количеству зарегистрированных преступлений — это статистика. Важен результат противодействия: за год не произошло ни одного теракта с тяжкими последствиями. Все удавалось пресечь на этапе замысла, что свидетельствует о качестве и объеме оперативной работы ФСБ. Террористическая активность противника была под полным контролем.

Что касается роста экстремистских проявлений — чему тут удивляться? Это следствие непростой социально-экономической ситуации в стране и напряженности в обществе. Так было всегда в сложные годы. Полиция часто реагирует на локальные проявления экстремизма, что отражается в статистике. Конечно, возбуждать такие дела надо — в том случае, если возможны тяжкие последствия или физическое противодействие органам власти.

Данные НАК об антитеррористической работе в 2020 году

В 2020 году в России был предотвращен 41 теракт, задержаны 36 бандитских главарей, 162 боевика и 591 пособник террористов. У боевиков изъято более 600 единиц огнестрельного оружия, 134 самодельных взрывных устройства, более 100 тысяч патронов, более 3000 мин, гранат и иных боеприпасов. Ликвидировано 50 нелегальных мастерских по производству и переделке оружия.

По данным НАК, в 2020 году международные террористические организации вели активную террористическую пропаганду и занимались попытками вербовки граждан в социальных сетях и мессенджерах.

В 2020 году в Россию не пустили 149 иностранцев, причастных к экстремизму и терроризму. Была пресечена деятельность 55 законспирированных ячеек международных террористических организаций.

Росфинмониторинг заблокировал финансовые активы более 1,2 тысячи лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности, на общую сумму свыше 57 миллионов рублей. Кроме того, были пресечены 184 попытки финансирования терроризма.

А если мы начинаем преследовать людей за некие эмоциональные проявления, за их взгляды и высказывания в интернете — это неправильно. Все же задача государства — обеспечить соблюдение законных интересов граждан. Именно недобросовестное выполнение обязанностей власти по защите интересов граждан и приводит к экстремизму.

Если человек не находит ответа у власти и правоохранительной системы, его эмоции зашкаливают, и он готов перейти границы допустимого

 

Безусловно, экстремизм подпитывается еще и заинтересованными политическими игроками, и он будет нарастать. Этому в том числе способствует расслоение общества.

Как вы оцениваете резонансные дела «Сети» и «Артподготовки»?

Любой экстремизм начинается с социального раздражения по тем или иным причинам. Одни люди недовольны политиками, другие — стоимостью ЖКУ, ростом цен или мигрантами. Потом в очагах социального возбуждения появляются люди и организации с идеями решения проблем, в том числе с радикальными идеями. И тут важно не сажать тупо всех подряд, а вести диалог и проводить профилактическую работу — убеждать, влиять, разбираться.

Как говорил когда-то глава КГБ СССР Юрий Андропов, посадить человека легко, сложно сохранить его для общества. Гордиться надо не тем, что кого-то отправили в камеру, а тем, что уберегли человека от тюрьмы

 

Проблема нашего времени — отсутствие диалога и неумение наладить коммуникацию. Никому не хочется понимать, чего именно хотят люди. Мы живем по принципу «свой — чужой». Сам факт того, что дела «Сети» и «Артподготовки» оказались в медийном пространстве, — это повод для тревоги.

Члены движения «Артподготовка» во время оглашения приговора (слева направо): Сергей Озеров, Олег Иванов и Олег Дмитриев Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Их пример, даже с учетом такого печального финала, может стать заразительным. Вспомните конец XIX — начало XX века. Изначально революционеров было мало, да и тех регулярно сажали. Но на смену одному посаженному приходили десятки новых — более хитрых, умных и сплоченных, и они учитывали обстоятельства, которые привели к разгрому их предшественников.

Впрочем, значительная часть молодых и активных, жаждущих борьбы не переступает эту опасную грань между законными методами выражения своих требований и преступлением. Профилактика какая-никакая ведется, и многие успевают остановиться в шаге от того, чтобы сорваться в уголовно наказуемый экстремизм.

В деле «Сети» многих шокировала сама методика, когда сотрудник ФСБ собрал группу молодых ребят, устроил им «боевую и политическую подготовку», а потом именно за это их отправили на скамью подсудимых...

Материалов этого дела я не видел, но если это так — речь идет о провокации в чистом виде. Такие методы известны опять же с конца XIX века, когда таким образом выявляли наиболее радикальную молодежь. Студенты, вообще говоря, самая взрывная масса — в силу небольшого жизненного опыта. Все революционеры начинали свою деятельность именно в студенческий период.

Можно выделить регионы, где радикальные настроения особенно распространены?

Конечно, на Кавказе по-прежнему сложно. Но эти проблемы не носят привычного для 90-х характера сепаратизма и борьбы за независимость от России — сегодня конфликты здесь носят скорее характер личной неприязни. Есть клановые и межнациональные проблемы. Чем больше в республике малых национальностей, тем больше клановых противоречий.

Место взрыва смертника у здания ФСБ в Карачаево-Черкесии, 11 декабря 2020 года                                          Фото: Антон Подгайко / «Коммерсантъ»

Встречаются конфликты бизнес-интересов или сведение старых счетов. Кто-то недоволен тем, что представитель не его, а другой н ...

← Назад в рубрику


  • Комментарии (0)
avatar

Введите ссылку

Введите текст ссылки

Введите ссылку

Введите ссылку (youtube.com)

Войдите через социальную сеть
или анонимно
Создавать опрос могут только зарегистрированные пользователи.

Идёт загрузка...

Никто ещё не оставил комментариев, станьте первым.

Авто объявления / Разместить объявление